Прошу помощи, не понимаю что здесь можно отредактировать Отредактируйте текст. …В ариетках (так называли в афишах его номера), исполняемых

Question

Прошу помощи, не понимаю что здесь можно отредактировать Отредактируйте текст. …В ариетках (так называли в афишах его номера), исполняемых артистом в черном костюме Пьеро с набеленным лицом, были переплавлены мечтательность и патетика, страсть и нежность, окрашенные мягкой иронией. Считалось, что Вертинский в своем творчестве бежал от реальности, уходил от социальных проблем. Однако его мечты вслух о бананово-лимонном Сингапуре, Антильских островах выражали его отношение к окружающему. А разве в реквиеме о «вечном покое» и «бездарной стране», написанном под впечатлением от гибели мальчиков-юнкеров, не поднимал он острые вопросы о малых войнах, которые актуальны и сейчас? Любимец аристократических салонов, появлявшийся в немом кино в ролях то элегантного антиквара, помогающего роману крепостного и помещицы, то художника из мира богемы, то бывшего архитектора, ставшего бродягой, Вертинский не принял власти рабочих и крестьян и подался в поисках счастья в далекие края. Долгие годы с паспортом на имя греческого гражданина Александра Вертидаса (чтобы избежать обычной эмигрантской волокиты) странствовал он, появляясь то в Нью-Йорке, то в Париже, то в Варшаве, то в Шанхае. Где-то давал концерты, где-то даже снимался в кино (в книге воспоминаний Вертинский писал, что на одной из съемок во Франции в одном из статистов в наряде мавританского воина в феске он узнал генерала белой армии Шкуро). А через четверть века, в разгар Великой Отечественной, вернулся в Россию. Как у настоящего русского интеллигента, у него было чувство вины за свою эмиграцию, и он считал, что обязан рту вину искупить. Потому по возвращении, не зная отдыха, ездил с выступлениями по всей стране, Потому и дочерей, которых он завел уже в преклонном возрасте и которых обожал, Александр Николаевич видел редко. Зато дома после длительных гастролей появлялся как Дед Мороз, увешанный подарками, историями, рассказами. И тогда в доме возле Елисеевского гастронома появлялись актеры МХАТа Яншин, Массальский, Грибов, Станицын, молодые, композиторы Богословский и Фрадкин, другие представители мира искусств. И рекой лились байки, песни, которые, будущие актрисы Настя и Марианна, отправленные спать, с восторгом слушали через щелочку в двери… Так случилось, что сейчас благодаря «Русским сезонам» в Европе, и в Америке вышел диск, где голос Вертинского пропущен через компьютер и звучит уже без шумов. Вертинский остался в памяти знавших его не только как элегантно-загадочный шансонье, на концертах которого даже при отсутствиифиш был аншлаг, и не как экс-эмингрант, удостоенный Государственной премии. Он запомнился как удивительно отзывчивый человек. Ведь не кто иной, как Александр Николаевич, помог взойти на кинонебослконе звезде немого экрана Вере Холодной, почуяв в той талант и уговорив попробоваться в крохотной роли… А дочери запомнили Вертинского как большого фантазера, презирающего прозу жизни. Он рассказывал им многосерийные сказки про кота Клафердона… Девочки с нетерпением ждали, когда вернется из дальних странствий отец и продолжит сказку…А еще, как всякий поэт, он пламенно любил свою музу — их мать Лидию Владимировну и обожествлял ее до конца своих дней…

in progress 0
Amara 2 месяца 2022-07-29T07:12:07+00:00 1 Answers 0 views 0

Answers ( No )

    0
    2022-07-29T07:13:45+00:00

    В ариетках (так называли в афишах его номера), исполняемых артистом в черном костюме Пьеро с набеленным лицом, были соединены мечтательность и патетика, страсть и нежность, окрашенные мягкой иронией. Считалось, что Вертинский в своем творчестве бежал от реальности, уходил от социальных проблем. Однако его мечты вслух о бананово-лимонном Сингапуре, Антильских островах выражали его отношение к окружающему. А разве в реквиеме о «вечном покое» и «бездарной стране», написанном под впечатлением от гибели мальчиков-юнкеров, не поднимал он острые, актуальные и сейчас вопросы о малых войнах? Любимец аристократических салонов, Вертинский появлялся в немом кино в разных ролях. Он был то элегантным антикваром, помогающим влюбленным – крепостному и помещице, то человеком из мира богемы, то бродягой, бывшим когда-то архитектором. Вертинский не принял власти рабочих и крестьян и подался в поисках счастья в дальние края. Долгие годы с паспортом на имя греческого гражданина Александра Вертидаса (чтобы избежать обычной эмигрантской волокиты) странствовал он, появляясь то в Нью-Йорке, то в Париже, то в Варшаве, то в Шанхае. Где-то давал концерты, где-то даже снимался в кино. В книге воспоминаний Вертинский писал, что на одной из съемок во Франции в одном из статистов в наряде мавританского воина в феске он узнал генерала белой армии Шкуро. А почти через четверть века, в разгар Великой Отечественной, вернулся в Россию. Как у настоящего русского интеллигента, у него было чувство вины за то, что он покинул Родину,  и он считал, что обязан эту вину искупить. Потому по возвращении, не зная отдыха, ездил с выступлениями по всей стране. Потому и дочерей, которых он завел уже в преклонном возрасте и которых обожал, Александр Николаевич видел редко. Зато дома после длительных гастролей появлялся как Дед Мороз, с подарками, историями, рассказами. И тогда в доме возле Елисеевского гастронома появлялись актеры МХАТа Яншин, Массальский, Грибов, Станицын, молодые композиторы Богословский и Фрадкин, другие представители мира искусства. И рекой лились байки, песни, а будущие актрисы Настя и Марианна, которым давно полагалось  спать, с восторгом слушали их через щелочку в двери… Так случилось, что сейчас благодаря «Русским сезонам» в Европе и в Америке вышел диск, где голос Вертинского пропущен через компьютер и звучит уже без шумов. Вертинский остался в памяти людей, знавших его, не только как элегантно-загадочный шансонье, на концертах которого даже при отсутствии афиш был аншлаг, и не как  бывший эмигрант, удостоенный Сталинской премии. Он запомнился как удивительно отзывчивый человек. Ведь не кто иной, как Александр Николаевич, помог взойти на кинонебосклоне звезде немого экрана Вере Холодной, почуяв в ней талант и уговорив попробоваться в крохотной роли… А дочери запомнили Вертинского как большого фантазера, презирающего прозу жизни. Он рассказывал им бесконечно длинные сказки про кота Клафердона… Девочки с нетерпением ждали, когда вернется из дальних странствий отец и продолжит сказку…А еще, как всякий поэт, он пламенно любил свою жену и музу —  Лидию Владимировну и обожал ее до конца своих дней…

     

Leave an answer

Browse

20:2+10*2-6:2+10*2:2=? ( )